Leges sine moribus vanae - Законы без морали бесполезны

Обсудить тему еврейского правосудия меня побудили выборы в совет SGK в 2017 году, которые также, как и в 2006 содержали грубые нарушения демократических норм их проведения. В 2006 году выборы были успешно опротестованы, в 2017 году этого не произошло. Почему? Давайте поразмышляем вместе.

Что делать при возникновении конфликтов и неразрешимых противоречий внутри еврейскиx общин Германии?

Существуют два возможных пути:

- Обращение в раввинский суд (Beth-Din). В данном случае рассмотрение вашего дела будет проходить по законам Галахи, где раввины являются судьями. 

- Третейский суд при ЦСЕГ. Именно в Третейский суд, где являются адвокатами на общественных началах и необходимо обращаться в случае возникновения сомнений в легитимности выборов.

Возможно у читателя может возникнуть вопрос, почему я не указываю третий возможный путь, который многим может показаться наиболее простым и эффективным? А именно, обращение в административный суд по месту жительства, в прокуратуру или в полицию. К сожалению использование этой возможности сильно ограниченно. И вот почему:

- При возникновении прямых конфликтов между членами общины у Вас по-прежнему есть возможность подачи заявления в полицию. Например, если кто-либо распространяет о Вас заведомо ложную информацию (Verleumdung), то Вы вполне можете обратиться в полицию.

При возникновении спорных ситуаций (именно этот случай мы и рассматриваем) в процессе проведения выборов, возможность обращения в немецкие судебные инстанции абсолютно бесперспективна.  В рассмотрении дела Вам будет отказано.

Обращение в немецкие суды невозможно по причине юридической независимости еврейский общин Германии. В основе данной практики лежит конституция Веймарской Республики от 1919 года и задекларированные в ней принципы отделения религии (церкви) от государства (Weimarer Reichsverfassung Art. 137-139 und  Art. 141 Grundgesetz).

Предоставленный общине статус Корпорации общественного Права (K.d.ö.R.) превращает ее не в государство в государстве, а в абсолютно независимое государство. На территории этого государства законы Федеративной Республики Германии не имеют юридической силы. Ответ Административного суда на наше заявление Вы найдете внизу на этой странице.

Как действует суд центрального совета в случае подачи заявления с требованием признать выборы не действительными? Суд определяет насколько обоснованы претензии заявителя, но при этом основной упор делается на соответствие требованиям устава общины.

Если положения устава нарушены, то с большой вероятностью выборы могут быть признаны не действительными. В данном случае суд обяжет общину провести новые выборы. Именно нарушением положений устава и будет обоснованно решение суда.

Истец (член общины) может (и это желательный шаг) обратиться к адвокату, для лучшего представления своих интересов. Ответчик (правление общины) также прибегает к помощи адвокатов. Но в отличии от истца, ответчик может воспользоваться любым количеством адвокатов, любого уровня профессиональной квалификации. Правление всегда будет иметь преимущество, так как не стеснено в средствах, ведь в данном случае оплата идет из бюджета общины, а не из кармана её руководителей.

Нанятые истцом и ответчиком адвокаты выполняю свою работу исключительно на основании немецких законов и положений.  Все процессуальные нюансы проходят в строгом соответствии с немецким законодательством, с постоянными отсылками к различным законодательным актам.
Решение суда о перевыборах в нашем случае никоим образом не пыталось наказать виновных в нарушениях и вынужденной необходимости проведения новых выборов, а лишь призвало к «хорошему поведению». При назначении новых выборов, виновные в манипуляции предыдущих остались на своих постах. Никто не компенсировал расходы, понесённые общиной, а ведь речь шла о десятках тысяч евро. Я полагаю, что стоимость выборов в SGK колеблется между 25000 и 35000 евро.

Стоит заметить, что истец фактически платит дважды: и за себя и за ответчика, посредством взносов в бюджет общины (Kirchensteuer), и налогов, как обычный налогоплательщик (как известно значительная часть бюджета общины состоит из государственных субсидий).

Хотелось бы представить своё упрощённое восприятие понятия юриспруденция. Для меня - это сочетание трех основ: здравого смысла, логики и справедливости.

Уважаемые адвокаты, играющие роль судей, когда Вы принимаете решение, основанное не на объективной реальности и здравом смысле, а на основе процессуальных формальностей, не мучит ли Вас совесть? Разве третейский суд в стенах синагоги не обязан основываться на уважении моральных принципов иудаизма? Разве слова рабби Гилеля: «Не делай ближнему своему того, что не желаешь, чтобы делали тебе. Это вся Тора, всё остальное является комментарием к ней», не должны незримо присутствовать и в третейском суде?

Я убежден, что если кто-либо использует свое положение и чужие ресурсы для достижения своих целей, это противозаконно, аморально и не справедливо.

Если все вышесказанное не относится к третейскому суду, значит третейский суд не является еврейским судом и не имеет достаточной легитимации для принятия решений в рамках еврейской религиозной общины. Еще раз напомню, именно наличие религии делает из общественной организации, организацию (K.d.ö.R.), неподвластной немецким законам.

Разве установление истины не является одной из задач суда? Разве суд не может или не должен наказать руководство общины? Ведь именно безнаказанность и является мотивацией для новых нарушений.

И в заключении, исходя из вышеперечисленного, я не вижу особой разницы между мирским (Amtsgericht, Verwaltungsgericht) и третейским судом? По моему глубокому убеждению, вышеописанная форма правосудия противоречит логике и моральным принципам иудаизма.